March 23rd, 2010

терминатор

Алло. мы ищем таланты.

К вопросу об отборе талантливых молодых людей.
Я хочу напомнить свою статью на эту тему.
И предложить вам всем вс ней ознакомиться, если вы ее еще не читали.
http://kreml.org/opinions/227233518

...Идея проста и сложна одновременно. Состоит она в воссоздании в нашей стране системы школ, где преподавание ведется на более высоком уровне. Именно системы, а не спорадического выпячивания одного-двух учебных заведений сомнительного качества.

В стране создается институт спецшкол, который занимается, с одной стороны, поиском и кооптацией лучших преподавателей, с другой - поиском и кооптацией лучших учеников. Система отбора схожа с набором в СДЮШОР - школы олимпийского резерва. Вкратце обрисую, как именно она выглядела - тренеры ходили по школам, присутствовали на уроках физкультуры и отбирали понравившихся учеников. Им предлагали ходить заниматься в лучшую спортшколу их района. Те, в свою очередь, принимали решение - соглашаться или нет. Из согласившихся составляли отряд, который в свободное от учебы время занимался спортом. Через год-два лучшие из этого отряда получали приглашение в профильную СДЮШОР и продолжали заниматься в свободное от учебы время уже на новом уровне с лучшими тренерами. Через два-три года они переходили в СДЮШОР на полноценное обучение и до выпускного класса занимались спортом на профессиональной основе.

Безусловно, в случае с отбором лучших учеников и организацией спецшкол ситуация будет куда серьезнее, чем в случае со спортшколами. Но, согласимся, и цель амбициознее!

Для начала очертим скелет будущей системы. На низовом уровне, где самая ответственная работа - поиск и кооптация, должны присутствовать молодые энтузиасты от преподавания. Именно они должны обладать правом присутствовать на любых уроках любой школы и наблюдать за тем, как дети работают в классе, выделять лучших, брать на карандаш. Параллельно они же могут осуществлять поиск и лучших учителей.

Следующий уровень - организация, собственно, спецшкол. Здесь надо учитывать опять же демографические процессы - если в 2002 году в школах учились 18,2 млн детей, в 2005 году 15,7 млн, то в следующем году в школах останется всего 13,3 млн человек. Соответственно, высвобождаются педагогические кадры, возникает нужда в уплотнении школ (отсюда, кстати и проблема малокомплектных школ). Поэтому вопрос о том, где брать педагогические кадры для новой школы не стоит. Напротив, кадров в настоящее время больше, чем нужно. Вопрос зданий? Пожалуй, да. Учить лучших детей в худших условиях недопустимо, тем более, что речь пойдет не об обычном обучении.

Наша спецшкола должна стать не только центром обучения, но и центром воспитания ребенка. Это значит, что дети в таких учебных заведениях должны будут иметь не только прекрасно поставленный процесс образования, но и отлично организованный досуг. При этом дети должны будут отдавать школе большую часть свободного времени. Рискну сказать, что в оптимальном раскладе дети должны будут находиться в школе на полном пансионе в течение всей рабочей недели.

Это решает сразу же большинство проблем с учебным планом, с воспитательной функцией школ, с тем, как быть с талантливыми детьми из далекой провинции. Но тут же появляются не менее серьезные проблемы с радикальным увеличением уровня ответственности педагогов, с усиленной нагрузкой на школьную инфраструктуру, с увеличением трат на питание, передвижение и организацию досуга детей. Впрочем, согласимся, что это не те вопросы, которые должны волновать нацию в процессе организации новой, лучшей школы.

Сколько должно быть таких учебных заведений? Представляется, что на 100 тысяч детей нужно по 1 такой школе. То есть, в Москве, например, таких школ будет 16 (обязательно кратное число). При этом, московские школы не должны ни в коем случае играть роль центральных. Это должны быть такие же региональные спецшколы, как и в Татарстане, к примеру. Общее число обучающихся детей в классе - от 5 до 10 человек. На один учебный поток следует отвести 4 класса. Обучение сделать раздельным - мужские и женские гимназии - потому число школ и должно быть кратным на каждый регион. Начинаться обучение должно с 3 класса. Полностью классы должны быть укомплектованы к 5 классу.

То есть, мы получаем примерно 100 спецшкол, в которых будут обучаться около 30 тысяч человек. Это базовый уровень, из которого и будет затем производиться отбор в самые элитные школы. Таковых следует иметь не больше 4. Две в европейской части страны, две в азиатской части. Также необходимо в каждом регионе иметь еще одну спецшколу, куда будут переводиться дети, не лучшим образом успевающие в спецшколах базового уровня. Эти спецшколы будут и шансом и, одновременно, психологической разрядкой для тех, кто не справится с обучением в базовых спецшколах, их же не отправят 'домой', не 'отбракуют', а предоставят новый шанс. И только если они не хотят этим шансом воспользоваться, или настаивают на отправке домой, государство обязано будет выполнить это требование детей.

Важнейшее условие - эти школы должны лежать вне капиталистической системы отношений. Именно рынок убил московские спецшколы. Достаточно послушать рассказы учителей или выпускников лучших, элитных когда-то спецшкол, чтобы понять, что нынешние московские спецшколы превратились в места, где учатся дети богатых, а не центры, где учатся лучшие дети. Для модернизации нужны лучшие - богатые же смогут обеспечить своих детей более-менее сносным образованием и без спецшкол нового типа, а главное, что они должны это сделать не за счет спецшкол нового типа.

Патронаж над такими школами должен взять на себя лично президент России. Иначе ничего не получится - чиновники попросту загубят идею, профанировав ее, превратив в очередную галочку. Новые спецшколы - это не отчетность, а задача выживания России. По своему значения эти спецшколы значат не менее, чем атомный проект. И поэтому, конечно же, необходимо предусмотреть серьезное облегчение бюрократической волокиты для таких спецшкол, для их директоров и учителей. При этом, безусловно, нужно добиться максимального гражданского контроля и участия гражданского общества в функционировании таких учебных заведений.

Можно еще долго рисовать контуры новой системы, но в целом понятно, что я предлагаю ненасильственный, не радикальный способ существенно встряхнуть нашу образовательную систему, обеспечив ядро высокопрофессиональных, мотивированных, патриотически воспитанных молодых людей, которые уже через 7-8 лет смогут стать основной следующего этапа модернизации. Нового поколения.