September 7th, 2010

терминатор

Чеченский миф

Новость: "Как пояснил Х.Умхаев «Русской службе новостей», через полномочного представителя он связался с авторами пособия и получил ответ на свой запрос. В письме авторы признавались, что использовали непроверенные сведения, в связи с чем направили письма в библиотеку МГУ и в издательство «Аспект Пресс» с просьбой приостановить распространение данного учебного пособия до устранения допущенной неточности. «Мы сожалеем о том, что приведенные нами непроверенные сведения оскорбили чувства ваших доверителей и стали причиной инициированного вами разбирательства», - процитировал письмо Х.Умхаев".

"Авторы пишут, что 63% чеченских мужчин, призванных в армию в начале Великой Отечественной войны, «нарушили присягу и стали дезертирами; мобилизацию на территорию Чечни пришлось прекратить".
http://www.rusnovosti.ru/news/108058/
++++++++++++++++++

А вот что было на самом деле тогда.
Перед войной в Чечне проживало
чеченцев - 387,8 тыс. (52,8%)
ингушей - 75 тыс. (12%)
русских - 205,8 тыс. (27,8%)
прочих - 57 тыс. (7,4%)
всего - 731,7 тыс. жителей.

ГАРФ. Ф.Р-9479. Оп.1. Д.925. Л.5. Цит. по: Бугай Н.Ф. Л.Берия - И.Сталину: Согласно Вашему указанию ... М.: "АИРО-ХХ", 1995. С.90. Данные о численности населения - приблизительные.

При первой мобилизации в августе 1941 г. из 8000 человек, подлежащих призыву, дезертировало 719 человек.
В октябре 1941 г. из 4733 человек 362 уклонилось от призыва.
В январе 1942 г. при комплектовании национальной дивизии удалось призвать лишь 50 процентов личного состава.
В марте 1942 г. из 14576 человек дезертировало и уклонилось от службы 13560 человек, которые перешли на нелегальное положение, ушли в горы и присоединились к бандам.
В 1943 году из 3000 добровольцев число дезертиров составило 1870 человек.
Группа чеченцев под руководством Алаутдина Хамчиева и Абдурахмана Бельтоева укрыла парашютный десант офицера германской разведслужбы Ланге и переправила его через линию фронта. Преступники были награждены рыцарскими орденами и переброшены в ЧИ АССР для организации вооруженного выступления.

Докладная записка на имя Л.Берии "О положении в районах Чечено-Ингушской АССР", составленная заместителем наркома госбезопасности, комиссаром госбезопасности 2-го ранга Б.Кобуловым по результатам его поездки в октябре 1943 года в Чечено-Ингушетию и датированной 9 ноября 1943 года. ГАРФ. Ф.Р.-9478. Отдел НКВД СССР по борьбе с бандитизмом.
http://leteha.livejournal.com/726067.html
+++++++++++++

Интересно, если Вдовин и Барсенков в новом учебнике напишут, что "среди призванных чеченцев в марте 1942 года число дезертиров превысило 90%", Умхаев будет доволен?
терминатор

Вчера в О ПРФ

Отчет на сайте ОП РФ
http://oprf.ru/newsblock/news/3325/chamber_news?returnto=0&n=1

В учебном пособии истфака МГУ им. М.В. Ломоносова помимо ряда исторических неточностей встречаются такие одиозные формулировки как «представители нерусской национальности», попадаются позитивные оценочные суждения в адрес сталинской политики, чувствуется, по меньшей мере, пренебрежительное отношение к ряду национальностей.

«Как получилось, что такой профессионально слабый учебник, в котором даже невооруженным глазом виден методологический стержень краткого курса КПСС был рекомендован УМО Министерства образования и историческим факультетом?», — задал вопрос, прежде всего декану исторического факультета МГУ Сергею Карпову, председатель Комиссии ОП по развитию институтов гражданского общества Иосиф Дискин.

Карпов особенно акцентировал на том, что учебное пособие изъято из продажи и распространения на факультете (во время заседания было распространено письменное заверение Карпова в том, что книга изъята, а он сам придерживается той же точки зрения, что и организаторы слушаний ОП). Соответствующие выводы по отношению к его авторам на истфаке будут сделаны, — заверил Карпов. Он назвал книгу «маргинальной», подчеркнул то, что она вышла небольшим тиражом (2 тысячи экземпляров) и сообщил о том, что его авторы не допускались к чтению общих курсов истории и ограничивались лишь тематическими спецкурсами. Что касается грифов о рекомендации УМО, то, по информации Карпова, вместе с требованиями по устранению ряда недоработок текст учебного пособия был утвержден в первом издании. В последующие годы, то есть на два других более поздних издания, гриф был «автоматически перенесен».

«Историк, совершающий ошибки и есть фальсификатор. Он должен получить резкую негативную оценку, прежде всего, со стороны научного сообщества. Жаль, что сегодня практически исчезло из оборота понятие «нерукопожатный», — заявил член Общественной палаты Генри Резник, в ходе последующей дискуссии об учебнике и его авторах. Известный адвокат считает, что книгу должно осудить все профессиональное сообщество историков.

«Зачастую авторы книг, подобных учебному пособию Вдовина и Барсенкова, пользуются тем, что современное общество так до конца и не определилось с идеологическим вектором развития. В стране до сих пор не дана юридическая оценка преступлениям сталинского режима и советской эпохи», — отметил один из участников обсуждения заместитель директора Института истории РАН Владимир Лавров.

Член Общественной палаты, директор Московского бюро по правам человека Александр Брод во время слушаний особо подчеркнул, что рассматриваемое учебное пособие — «лишь вершина айсберга». По его мнению, в обществе неизменно присутствует огромная доля ксенофобной, экстремистской литературы.

«Даже на Международной Московской книжной ярмарке вы можете который год подряд обнаружить книги таких одиозных фигур, как Мухин, Миронов, Шафаревич, Баландин. Есть целая пропагандистская машина, заточенная на развитие ксенофобии и расшатывание политической обстановки», — заявил правозащитник.

По идее директора Института этнологии и антропологии РАН Валерия Тишкова следует усилить обратную связь с общественными организациями в деле борьбы с незаконным оборотом ксенофобной и запрещенной литературы. «Суд истории идет каждый день, — заметил ученый. И во многом от нашей активности или наоборот попустительства зависит то, насколько объективную историческую картину получат наши современники».

Члены Палаты единогласно осудили распространение радикальных и ксенофобных взглядов в учебниках истории.
терминатор

Статья про учебник истории

История с "душком"

Вчера в Общественной палате Сванидзе рассказывал об учебнике Вдовина и Барсенкова.

Самой характерной фразой его выступления было то, что «учебник, мягко говоря, не учит толерантности».

Интересно, Барсенков и Вдовин писали учебник истории или учебник толерантности? Риторический вопрос.

Автор: Павел Данилин

Дальше


Интересно, Барсенков и Вдовин писали учебник истории или учебник толерантности? Риторический вопрос.

правдивая информация - теперь это экстремизм Бедные представители чеченского руководства, обидевшиеся на то, что приведены данные по численности дезертиров...

Правдивая информация - это теперь экстремизм.

На истфаке МГУ, который я закончил 10 лет назад с красным дипломом, говорят, что начата травля ученых. Здоровье ученых реально пошатнулось. Люди находятся в стрессовом состоянии. Подобного идеологического давления на преподавателей трудно припомнить с 90-х. А на Истфаке МГУ, где в последние полвека царил плюрализм мнений, подобное можно вспомнить только по грустному опыту травли Рыбаковым Зимина.

Трогательное единение декана Карпова, журналиста Сванидзе, псевдоисторика Карацубы, блоггера Ясиной и бывшего президента Кадырова.

начата травля ученых А все началось с того, что несколько лет назад историки позволили всяким политически ангажированным личностям облыжно охаивать мой учебник истории «История России 1945-2007». Когда Муратов рассказывал байки об «эффективном менеджере», а Кадыров запрещал учиться по моему учебнику в Чечне, кто из сообщества историков вступился за нас? Теперь на очереди Барсенков и Вдовин. После того, как их «дожмут», Кадыров, Ясина и Сванидзе будут определять, что именно должно быть написано в учебниках истории.

Преподаватели и студенты ВУЗов должны понимать, что, если сегодня они не встанут на защиту права историков сообщать исторические факты (подтвержденные данными из источников), то завтра первым не дадут выполнять их профессиональный долг, а вторым - не дадут получать адекватные знания.

Кадыров, Ясина и Сванидзе будут определять, что именно должно быть написано в учебниках истории Где студенческие митинги? Где профсоюзы преподавателей? Попрятались? Ждут, что с учебника снимут гриф «рекомендовано». И тогда Карпов будет весь в белом, а на Вдовина и Барсенкова повесят всех собак? А ситуация идет именно в таком направлении.

Необходимо понимание: то, что происходит на наших глазах сегодня - это не банальная разборка либералов с социалистически настроенным Барсенковым и националистически - Вдовиным. Ситуация гораздо тревожнее. Историческую науку сегодня пытаются заставить отказаться от основы основ - опоры на исторические факты, подтвержденные источниками, в угоду политической конъюнктуре. Причем, ложно понимаемой.

Информация о дезертирах-чеченцах является не интерпретацией, а фактом, подтвержденном данными НКВД. Информация о национальном составе советских правительств также является фактом, а не интерпретацией. Ученых, однако, заставляют отказаться от фактов, угрожают судебными преследованиями, рассматривают их «личные дела» на заседании Комиссии Общественной палаты (какой стыд!). Более того, некоторые влиятельные в либеральном сообществе деятели, не имеющие никакого отношения к истории, угрожают выгнать из профессии уважаемых ученых из МГУ (еще больший позор)!

отказаться от опоры на исторические факты в угоду политической конъюнктуре При этом, родной факультет не только не встал на защиту своих коллег, но и продемонстрировал готовность сдать их. В свою очередь, члены Комиссии по борьбе с фальсификацией истории не только не одернули своего коллегу Сванидзе, но и вовсе никак не высказались в связи с конфликтом, наносящим реальный ущерб исторической науке.

Затеявшие скандал либералы и вмешавшиеся в конфликт чеченские правозащитники уже несут серьезные репутационные издержки. В частности, информация о дезертирстве чеченских призывников во Второй Мировой войне массово распространяется в связи со скандалом уже сегодня.

Но то, что в исторической перспективе от травли профессоров чеченское руководство, правозащитники и либералы потеряют гораздо больше, чем приобретут - не может служить утешением для историков сегодня. Особенно на фоне практически полного бездействия исторического сообщества.

Если историки сегодня промолчат, завтра мы рискуем получить толерантные учебники истории, в которых будет отсутствовать татаро-монгольское иго (чтобы не обижать татар), да и успех русского ополчения в 1612 году будет забыт, чтобы не дай Бог, не затронуть нежные чувства поляков.

Я не утрирую. Угроза, стоящая сегодня перед исторической наукой в связи с казалось бы маловажным делом «Чеченцы и либералы против Барсенкова и Вдовина» отнюдь не незначительная.
http://www.rus-obr.ru/day-comment/7770