leteha (leteha) wrote,
leteha
leteha

Categories:

Лоялисты

Наверное, надо написать об этом именно так, как нужно. С фамилиями. Немного обидев хороших людей, да и себя не забыв.

Как это часто бывает, Громов поставил довольно правильный вопрос. Нет, теперь уже не о лжи и воровстве, но в целом. О том, дает ли система что-то тем, кто демонстрирует к ней любовь и лояльность. Очень верный вопрос, на который чаще всего сами лоялисты дать ответ не могут даже себе. Иногда по той причине, что стыдно. Иногда по той причине, что не хватает саморефлексии. Чаще по той причине, что лоялистов как таковых, намного меньше, чем думает Громов.

Собственно, когда Громов пишет «являясь яастью системы от тебя совершенно не требуется лояльность», он этой темы касается напрямую, но, почему-то не делает следующий шаг. А он таков: лоялистов сейчас нет вообще. А те, что есть... Впрочем, обо всем подробнее.

Теория.
Дело в том, что лоялист, так уж сложилось – это «верноподданный». Английский корень «лоял» означает «верный» и «лояльный». История лоялистов проста. Это подданные английской короны, выступавшие за сохранение североамериканских колоний в составе Великобритании. Они воевали на стороне Британии, а потом эмигрировали. Кстати, эмигрировав лоялисты получили наделы земель в Канаде и других колониях Англии.

То есть, американские лоялисты получили от своего лоялизма вполне осязаемые прибытки. В нашем же случае в России лоялисты, как правильно сказал Громов, питаются объедками. И это хорошо и правильно. Так как в отличие от лоялистов в Америке наши никакого оружия не держали, а появились только тогда, когда уже и стол накрыт и объедки с него падают. Поэтому иного лоялисты и не заслуживают.

История.
Эта история очень поучительня для нашего дискурса. Где-то в 2004 году я познакомился с Виталием Ивановым, позиционировавшим себя как охранителя. В то же самое время у нас образовалось сообщество охранительской направленности – Консервативное совещание во главе с Холмогоровым и при активном участии Голованова. Тогдашнее время сейчас труднопредставимо – только что прогремели взрывы в Беслане, Сатаров бомбит «Новую» талмудами о предательстве Путиным идеалов демократии и о невинноубиенных выборах губернаторов, революция в Грузии празднует годовшину, революция на Украине нанесла такую оплеуху власти, что дай боже. На этом фоне активизируются всякие невзлиноберезовские. И мы видим, что от имени власти говорит только один человек – Владимир Путин. Остальные молчат или отделываются сентенциями за все хорошее против всего плохого типа Сергея Маркова.

Тогда как раз появился тот самый тип охранительской публицистики. Кого-то из нас хотели пустить к ТВ. Холмогорову не повезло, Святенков не смог. Больше, по моему, никому и не предлагали. Поэтому можно говорить именно о публицистике. К нам же примыкал и Миша Леонтьев со своей ТВ-пропагандой. Мы сознательно закрывали глаза на многое, что нам не нравится во власти, поддерживая государство, поскольку считали, что оно готово покачнуться. Тогда же появились молодежные организации.

Прошло полтора года и где-то во второй половине 2006 года оказалось, что государство стоит куда как прочно. Что наша публицистика, может быть и интересна, но не особо и погоды она не делает. И где-то с этого периода можно сказать, что охранители особо уже и не нужны были. Тем более, что и в среде тогдашних охранителей произошел раскол где-то в середине 2005 года (либерал-националисты типа Голышева, радикальные националисты типа Крылова и мятущиеся типа Святенкова покинули охранителей).

В целом можно сказать, что эти полтора года прошли недаром. Мы стали узнаваемы, и немного раскручены. Так что, в принципе, можно было бы эксплуатировать это дело к собственной выгоде. Что многие из нас и делали. Частично стали частью системы, простите за тавтологию. Не буду говорить за других, но лично я делаю то, о чем мечтал с детства. И еще получаю за это деньги. По моему, прекрасно устроился. ЛОЛ. Без денег, конечно же я не сделал бы и десятой части того, что делаю, а было бы их раза в четыре больше, думаю, сделал бы вдвое больше, чем делаю сейчас. ЛОЛ два раза.

Практика.
Параллельно с умиранием охранительского дискурса развивался дискурс лоялистов. Он тесно связан с нами же, но отношение к нам имеет крайне малое. Дело в том, что у многих, глядя на охранителей, создавалось превратное впечатление, что нам за нашу работу башляют немерянные бабки. Многие считали, что нам их платит из своего кармана чуть ли не сам Путин. И, казалось, что если ты кровью распишешься, то будешь купаться в шоколаде. На этом, кстати, погорел Кашын. Ожидая банок варенья и коробок печенья, он присосался к охранителям, начал делать вид, что он такой весь из себя лояльный.

И вот тут как раз и появляется тема лоялизма. Человек присасывается к власть предержащим и демонстративно выпячивает свою лояльность в ожидании бонусов. Тут же кроется и ловушка лоялизма – человек, искренне стремящийся отсосать, не понимает, почему ему никто не дает в рот. Рано или поздно, он начинает сомневаться в наличии коробок с вареньем и печеньем. А затем становится жутким оппозиционером.

Некоторая востребованность в лоялистах была на выборах 2007 года, но после этого лоялизм как таковой стал попросту ненужным и используется в публицистике лишь для того, чтобы подчеркнуть неоппозиционность, либо, чтобы обидеть.

Таким образом, отсутствие куч бабла привело к тому, что с 2007 года число лоялистов резко сократилось. Притом, что, как я говорил изначально, сами лоялисты из себя никогда не представляли ничего большего, чем банальные присосы.

Представьте себе ситуацию. Вы сломали ногу и идете по темной улице. К вам пристает битюг, которому вам тяжело дать отпор. На все это смотрит толпа молодых и сильных ребят, но вам никто не помогает. Вы как-то все же выворачиваетесь, доходите до освещенной улицы типа Арбата, где на кажном шагу полицейский, и тут к вам прибегает пацан из подворотни и начинает канючить, дяденька, дай денюжку, я тебя провожу по этой улице. Отношение к такому человеку будет понятно каким. Брезгливым. В настоящее время вот этот вот типаж лоялистского дискурса демонстрирует Ловицкий на сайте МГЕР. Это такая реинкарнация Кашына, только еще более неприятная.

Гораздо лучше чувствуют себя люди, которые лоялизмом не страдали, а, напротив, проявляли умеренную оппозиционность. Таков, например, Переседов с Раша.Ру. Работает на лоялистском ресурсе (данное слово не оскорбление, а констатация) и работает вполне успешно. Напротив, довольно плохо себя ощущает Паша Святенков. Паша, прекрасно понимая, что лоялистом быть западло, все равно хотел бы быть с властью (стать частью системы). Но не понимает, как это возможно. Действительно, очень грустная история. Впрочем, как я считаю, обусловленная больше не какими-то проблемами власти, а внутренним миром самого Паши.

Теперь о Громове.
В нашем случае Андрей, опять же, либо не замечает очевидного противоречия в своих словах, либо, напротив, прекрасно разбирается во всех нюансах. Когда он говорит, что системе на нужна поддержка и оправдание, он говорит глупость. Системе в любом случае нужна поддержка и оправдание. Вопрос только в том, от кого эта поддержка и оправдание исходит. И вот здесь, действительно, системе совершенно не нужна поддержка от лоялистов. Гораздо дороже доброе слово от оппа или от пофигиста, чем тонна славословий от лоялиста.

А в целом, Громов поднял правильную тему.

Кстати, не надо путать. Данная тема – тема присосов, а не тех, кто лижет. Те, кто лижет, обычно устраиваются очень хорошо, в отличие от тех, кто пытается присосаться.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments