Category: еда

терминатор

Парк Горького - когда то там можно было отдохнуть


Сегодня был в АДУ. Точнее, в Парке Горького. После того, как там сменились собственники, они провели РЕБРЕНДИНГ. Теперь там много клумб. Нет вообще нигде мест, где можно развлечься, нет аттракционов, много вонючих биотуалетов, и нет ничего, ради чего туда раньше ходили люди.

Сегодня там типа был фестиваль Сбербанка и фестиваль еды. Это АДЪ. Реально адЪ. То место, где раньше можно было отдохнуть и потусоваться, не очень дорого перекусить, сегодня превратилось в скучное говно со снятым асфальтом, УНИЧТОЖЕННЫМИ АТТРАКЦИОНАМИ (ВСЕМИ ВООБЩЕ!!!), вывороченной землей, кучами мусора, запахом ссак и говна от туалетов.

Что до праздника "ЕДЫ - АФИШИ", то это мероприятие для мудаков и жлобов. Входной билет за 600 рублей дает право жрать все "сэмплы" нахаляву. Но очереди к сэмплам на час-полтора. Я сам ни в одной стоять не стал, но судя по словам рядом идущих, иногда халявная еда заканчивается, и тут же предлагают за все платить. Мест, где продается нехалява - немерянно. Там очереди маленькие. Зато цены - большие.

В общем, ЦПКИО жесть неиллюзорная. Смысла ходить туда никакого нет. С ребенком побывать негде. Это очень важно - с РЕБЕНКОМ там делать нечего вообще. Лунапарк, пока еще сохранившийся слева от входа, скоро уничтожат, да и сейчас он в три раза хуже аналога на поклонной горе. Колеса обозрения нет. Ничего нет. Вокруг одни чуркобесы. На засранных полянах сидят непонятные бомжи, рядом с ними стоят надписи "Спасибо, что не унесли наши лежаки" и "бесплатный вайфай". Лежаков не было. Вайфая тоже.

ЦПКИО стал местом для тусовок обдолбанных хипстеров, педерастов и моральных уродов настолько, что АДЪ отдыхает.

Спасибо всем говноблоггерам, которые оставили за последние две недели кучу постов, что там типа "супер и хорошо". Гореть вам, сраные заказушники, в аду.
терминатор

История посещения гей-кафе московской журналисткой

Эта ссылка порвала мне мозг.
http://opri-nopri.livejournal.com/926800.html

в гей-кафе процветает гомофобия

22 апреля (ночь с 21 апреля) мы с Верой и еще тремя девушками оказались в гей-кафе «12 вольт», куда захотели пойти наши петербургские подружки. В кафе через какое-то время меня схватил за промежность неизвестный мне человек, стоявший в группе из девушек и мужчин, которых я не знаю. Я очень удивленно на них посмотрела. Мужчина (в дальнейшем Х), оттолкнул меня в сторону с оскорбительными словами гомофобного толка, я шлепнула его по рукам. Меня стали толкать девушки и мужчины из его компании. Все были пьяны и агрессивно настроены. Я взяла из пустого стакана лимон и швырнула его в лицо одному из зачинщиков потасовки. То, как меня толкают туда-сюда и оскорбляют, увидела Вера и попыталась вытащить меня оттуда. Я закричала: «Вызовите милицию!» Сама я вызвать ее не могла, не было телефона под рукой, да и сотовые телефоны там не ловят. Прибежал официант Сергей, который почему-то вместо того чтобы унять толпу или вызывать милицию, схватил меня и стал волочь на выход. Я была в платье без рукавов, мои телефон и деньги оставались в клубе. Официант Сергей и гардеробщица Настя заперли меня между двух дверей на лестнице, открыть которые может только персонал, продолжая бить меня. Таким образом, я вместе с ними оказалась как бы заблокированной между двумя дверями на небольшом лестничном пролете недалеко от входа в клуб. Туда же втолкнули Веру. Нас толкали и высказывали оскорбления. Вера включила диктофон в телефоне и стала все записывать. Я плакала, повторяя «вызовите милицию». Официант Сергей заорал: «Здесь тебе милиции не будет». Все это сопровождалось матом и толканием меня и Веры, нас забили в угол. Как-то в этот «предбанник» вошел Х, который и начал всю потасовку. Он стал выкрикивать оскорбления ( в том числе гомофобного толка) и бить Веру, так что она оказалась на полу. Я кричала: «Откройте двери! Помогите! Оставьте нас в покое!» Я забежала по ступенькам вперед и пнула ногой в спину (сверху) Х, который бил Веру. В какой то момент дверь открылась, и я, чтобы попросить о помощи, одна была вынуждена выбежать на улицу без верхней одежды и костыля, с которым я должна ходить после недавней серьезной травмы ноги. На Козицком переулке стоял таксист, которого я попросила вызвать полицию с его мобильного номера. Тут я увидела, что Х вместе с какой-то девушкой спокойно выходит из клуба и направляется в сторону Тверской. Я подбежала к нему и сказала, что я вызвала милицию, и просто так ему не сойдет с рук, то, что он сделал. Он сказал, что работает в правительстве, что я еще не знаю, с кем связалась, что он скажет, что я украла у него телефон и сам сдаст меня в милицию. Он сбил меня с ног и лежащую стал избивать ногами и руками, так что я описалась от ужаса и страха. Тут прибежала Вера и со словами «Не тронь ее!» стала его оттаскивать от меня. Он повалил ее на землю и бил головой о стену дома. Сопровождающая Х девушка держала меня и не давала вмешаться. В какой-то момент я увернулась от нее, выхватила у таксиста зажжённую сигарету и стала вкручивать Х этот окурок в шею, чтобы он отстал от Веры, которая уже была в полуобморочном состоянии. Он оставил ее и пошел в сторону Тверской. Я погналась за ним, потому что не могла отпустить обидчика, тем более что скоро должна была подъехать милиция. Я звала на помощь охранников ресторанов на Козицком, но они спрятались. В один из ресторанов, где минуту назад еще стоял на улице охранник и курил, я забежала. Я кричала «пожалуйста, помогите». Но никого не было. Я выбежала на Тверскую и увидела, что Х сел в такси, я открыла дверь и сказала таксисту, что это преступник и за ним едет милиция. Мне пришлось вытаскивать Х за его футболку из машины. Потом я увидела на противоположной стороне Тверской улицы сотрудников ППС и стала их звать: «Ребята! Милиция! Помогите!!!» Они поспешили на помощь.

Далее комментарии. Тоже доставляют:

From: nathalyru
от него и мужчины могут пострадать, судя по всему. Дело тут не только в том, что он женщин избил - но это и само по себе ужасно. Дело в том, почему - он ненавидит геев, это уже отдельный разговор.
Держитесь, зайки

rom: south_forest
у меня аж под ложечкой засосало... как такое может быть в гей-кафе???!!!

*Тут было раньше еще много всего, но, по просьбе собственно автора фееричного поста opri-nopri, я это убрал.

++++++++++++++++++++
Фантасмагория просто.
Поделившись с вами этой феерией, я решил, что мой долг на сегодня исполнен.
Заcим пошел спать.
терминатор

Лоялисты

Наверное, надо написать об этом именно так, как нужно. С фамилиями. Немного обидев хороших людей, да и себя не забыв.

Как это часто бывает, Громов поставил довольно правильный вопрос. Нет, теперь уже не о лжи и воровстве, но в целом. О том, дает ли система что-то тем, кто демонстрирует к ней любовь и лояльность. Очень верный вопрос, на который чаще всего сами лоялисты дать ответ не могут даже себе. Иногда по той причине, что стыдно. Иногда по той причине, что не хватает саморефлексии. Чаще по той причине, что лоялистов как таковых, намного меньше, чем думает Громов.

Собственно, когда Громов пишет «являясь яастью системы от тебя совершенно не требуется лояльность», он этой темы касается напрямую, но, почему-то не делает следующий шаг. А он таков: лоялистов сейчас нет вообще. А те, что есть... Впрочем, обо всем подробнее.

Теория.
Дело в том, что лоялист, так уж сложилось – это «верноподданный». Английский корень «лоял» означает «верный» и «лояльный». История лоялистов проста. Это подданные английской короны, выступавшие за сохранение североамериканских колоний в составе Великобритании. Они воевали на стороне Британии, а потом эмигрировали. Кстати, эмигрировав лоялисты получили наделы земель в Канаде и других колониях Англии.

То есть, американские лоялисты получили от своего лоялизма вполне осязаемые прибытки. В нашем же случае в России лоялисты, как правильно сказал Громов, питаются объедками. И это хорошо и правильно. Так как в отличие от лоялистов в Америке наши никакого оружия не держали, а появились только тогда, когда уже и стол накрыт и объедки с него падают. Поэтому иного лоялисты и не заслуживают.

История.
Эта история очень поучительня для нашего дискурса. Где-то в 2004 году я познакомился с Виталием Ивановым, позиционировавшим себя как охранителя. В то же самое время у нас образовалось сообщество охранительской направленности – Консервативное совещание во главе с Холмогоровым и при активном участии Голованова. Тогдашнее время сейчас труднопредставимо – только что прогремели взрывы в Беслане, Сатаров бомбит «Новую» талмудами о предательстве Путиным идеалов демократии и о невинноубиенных выборах губернаторов, революция в Грузии празднует годовшину, революция на Украине нанесла такую оплеуху власти, что дай боже. На этом фоне активизируются всякие невзлиноберезовские. И мы видим, что от имени власти говорит только один человек – Владимир Путин. Остальные молчат или отделываются сентенциями за все хорошее против всего плохого типа Сергея Маркова.

Тогда как раз появился тот самый тип охранительской публицистики. Кого-то из нас хотели пустить к ТВ. Холмогорову не повезло, Святенков не смог. Больше, по моему, никому и не предлагали. Поэтому можно говорить именно о публицистике. К нам же примыкал и Миша Леонтьев со своей ТВ-пропагандой. Мы сознательно закрывали глаза на многое, что нам не нравится во власти, поддерживая государство, поскольку считали, что оно готово покачнуться. Тогда же появились молодежные организации.

Прошло полтора года и где-то во второй половине 2006 года оказалось, что государство стоит куда как прочно. Что наша публицистика, может быть и интересна, но не особо и погоды она не делает. И где-то с этого периода можно сказать, что охранители особо уже и не нужны были. Тем более, что и в среде тогдашних охранителей произошел раскол где-то в середине 2005 года (либерал-националисты типа Голышева, радикальные националисты типа Крылова и мятущиеся типа Святенкова покинули охранителей).

В целом можно сказать, что эти полтора года прошли недаром. Мы стали узнаваемы, и немного раскручены. Так что, в принципе, можно было бы эксплуатировать это дело к собственной выгоде. Что многие из нас и делали. Частично стали частью системы, простите за тавтологию. Не буду говорить за других, но лично я делаю то, о чем мечтал с детства. И еще получаю за это деньги. По моему, прекрасно устроился. ЛОЛ. Без денег, конечно же я не сделал бы и десятой части того, что делаю, а было бы их раза в четыре больше, думаю, сделал бы вдвое больше, чем делаю сейчас. ЛОЛ два раза.

Практика.
Параллельно с умиранием охранительского дискурса развивался дискурс лоялистов. Он тесно связан с нами же, но отношение к нам имеет крайне малое. Дело в том, что у многих, глядя на охранителей, создавалось превратное впечатление, что нам за нашу работу башляют немерянные бабки. Многие считали, что нам их платит из своего кармана чуть ли не сам Путин. И, казалось, что если ты кровью распишешься, то будешь купаться в шоколаде. На этом, кстати, погорел Кашын. Ожидая банок варенья и коробок печенья, он присосался к охранителям, начал делать вид, что он такой весь из себя лояльный.

И вот тут как раз и появляется тема лоялизма. Человек присасывается к власть предержащим и демонстративно выпячивает свою лояльность в ожидании бонусов. Тут же кроется и ловушка лоялизма – человек, искренне стремящийся отсосать, не понимает, почему ему никто не дает в рот. Рано или поздно, он начинает сомневаться в наличии коробок с вареньем и печеньем. А затем становится жутким оппозиционером.

Некоторая востребованность в лоялистах была на выборах 2007 года, но после этого лоялизм как таковой стал попросту ненужным и используется в публицистике лишь для того, чтобы подчеркнуть неоппозиционность, либо, чтобы обидеть.

Таким образом, отсутствие куч бабла привело к тому, что с 2007 года число лоялистов резко сократилось. Притом, что, как я говорил изначально, сами лоялисты из себя никогда не представляли ничего большего, чем банальные присосы.

Представьте себе ситуацию. Вы сломали ногу и идете по темной улице. К вам пристает битюг, которому вам тяжело дать отпор. На все это смотрит толпа молодых и сильных ребят, но вам никто не помогает. Вы как-то все же выворачиваетесь, доходите до освещенной улицы типа Арбата, где на кажном шагу полицейский, и тут к вам прибегает пацан из подворотни и начинает канючить, дяденька, дай денюжку, я тебя провожу по этой улице. Отношение к такому человеку будет понятно каким. Брезгливым. В настоящее время вот этот вот типаж лоялистского дискурса демонстрирует Ловицкий на сайте МГЕР. Это такая реинкарнация Кашына, только еще более неприятная.

Гораздо лучше чувствуют себя люди, которые лоялизмом не страдали, а, напротив, проявляли умеренную оппозиционность. Таков, например, Переседов с Раша.Ру. Работает на лоялистском ресурсе (данное слово не оскорбление, а констатация) и работает вполне успешно. Напротив, довольно плохо себя ощущает Паша Святенков. Паша, прекрасно понимая, что лоялистом быть западло, все равно хотел бы быть с властью (стать частью системы). Но не понимает, как это возможно. Действительно, очень грустная история. Впрочем, как я считаю, обусловленная больше не какими-то проблемами власти, а внутренним миром самого Паши.

Теперь о Громове.
В нашем случае Андрей, опять же, либо не замечает очевидного противоречия в своих словах, либо, напротив, прекрасно разбирается во всех нюансах. Когда он говорит, что системе на нужна поддержка и оправдание, он говорит глупость. Системе в любом случае нужна поддержка и оправдание. Вопрос только в том, от кого эта поддержка и оправдание исходит. И вот здесь, действительно, системе совершенно не нужна поддержка от лоялистов. Гораздо дороже доброе слово от оппа или от пофигиста, чем тонна славословий от лоялиста.

А в целом, Громов поднял правильную тему.

Кстати, не надо путать. Данная тема – тема присосов, а не тех, кто лижет. Те, кто лижет, обычно устраиваются очень хорошо, в отличие от тех, кто пытается присосаться.